istra_boats

Categories:

По норвежскому Заполярью на яхте

(о яхтенных приключениях в стране троллей и фьордов)

Заждались? Каюсь, давно обещал. Но обещал не только я, обещали и мне тоже. Наконец все векселя и ценные бумаги предъявлены друг другу, обналичены и взаимно погашены. Итак, Норвегия!

Автор текста ― Алексей Никулин, путешественник, яхтсмен-инструктор, историк, дайвер, профессиональный охотник за тайнами и «сокровищами». Автор и ведущий документального приключенческого цикла «РУССКИЙ СЛЕД» на телеканале «МОЯ ПЛАНЕТА» и «РОССИЯ 1».

— Простите, мы заблудились, как пройти в порт?
— А вы откуда?
— Мы из России.
— Тогда налево…

Часть 1. Зачем нам берег норвежский

Если вспомнить самые главные книги моего детства, то они по большей части были именно о морских приключениях — из них в мой детский мир прилетал ветер дальних странствий. А все, чего не мог дать мне Джек Лондон и городская реальность, дорисовывало мое богатое воображение. Оно и сейчас остается основным источником моей непоседливости.

Яхтинг — штука, привлекательная во многих смыслах: он способен подарить морскую романтику во всей ее красе. Чуть больше двух часов лета, скажем, до Афин, и утром вы уже выходите в море в компании таких же романтиков.

Средиземка много лет назад проложила мне короткий и наиболее рациональный путь к реализации детской мечты. Идея же яхтенного похода за полярный круг стала очередным поиском смысла моих приключений.

Реализуя мечту, мы только и успевали совершать открытия. Так, оказалось, нельзя спланировать поход по Норвегии всего за два-три месяца до его начала. Чартерный флот за полярным кругом весьма ограничен, и, чтобы восхититься красотами Лофотенского архипелага или Тролль-фьорда в июле, бронировать лодку следует не позже сентября. Неожиданностью явилась и стоимость аренды яхты, которая в среднем была в два раза выше, чем, например, в Хорватии или Греции, — €5000 за парусную яхту 45 футов (четыре каюты на восемь человек) в Тромсё против €2500 в Афинах. Впрочем, Норвегия — страна, в принципе, не дешевая, и даже в этом случае яхтенный поход казался нам наиболее разумным, познавательным и… бюджетным способом исследования северных красот.

Надо сказать, далеко не все яхтсмены любят здешнюю непростую навигацию. По данным компании, отвечающей за бронирование судна, повреждений яхт, связанных с навигационными ошибками, у них хватает. А потому при бронировании здесь просят предоставить копии капитанской лицензии и подтверждение плавательного ценза, а именно: предыдущий опыт и пройденные мили.

В душе каждого из нас живет романтик, скептик и экономист, а побеждает тот, кого ты кормишь. Мы с Филом (Денис Филиппов — шеф инструктор яхтенной школы Seacharter, мой друг и товарищ по яхтенным приключениям) романтики и, разумеется, от мечты не отказались. Лодки мы заранее забронировали и оплатили почти за год до путешествия. Нас ждал край викингов, фьордов, троллей и невероятной рыбалки!

Фил, как апологет многокорпусных лодок, выбрал себе на три недели в качестве дома катамаран Lagoon 47. Тот действительно впечатлял: внутри комфортно размещались десять членов экипажа, и временами можно было если не заблудиться, то кого-то запросто потерять. Еще одна дополнительная верхняя надстройка (флайбридж), сокращая площадь грота, увеличивала его и без того немалые размеры катамарана. Количество кают и различного оборудования (генератор, холодильники, посудомоечная и стиральная машины, микроволновка, кофеварка, гриль, и т. д. и т. п.) вызывали у большинства ироничное хихиканье: а что, все это действительно еще может плавать по морю?

Мне досталась 45-футовая яхта Dufour 455, лодка, в общем-то, немаленькая, но выглядела она по сравнению с катамараном малозначительным элементом пейзажа.

Часть 2. Главное приключение лета

Главное приключение лета начиналось 14 июля в Тромсё. За неделю нам предстояло — частично открытым морем, а частично через фьорды — пройти чуть больше 200 миль и завершить первый этап в Сволвере, столице Лофотенского архипелага. Там была намечена смена экипажей, после чего экипаж катамарана продолжит исследовать Лофотены. Мне же с новым экипажем предстояло отправиться в обратный путь, но уже другим маршрутом.

До точки старта участники добирались разными путями. Некоторые ехали на машине: от Москвы до Тромсё — 2000 км, что с учетом хороших дорог (в том числе и между столицей и Питером) и быстрого прохождения границы делает этот этап тоже частью приключения. Бонусом ночевки в необычных местах, красивые пейзажи, возможность захватить с собой дополнительные вещи и продукты (которые вряд ли возьмешь в самолет).

Самолетом добираться надо было с пересадкой — через Ригу, Осло, Хельсинки или Берген. Критерии: время стыковки и цена. Билеты в продаже есть всегда.

Были в пути и автобусы. Автобусное сообщение в Норвегии превосходное — весьма комфортное во всех смыслах, особенно в созерцательном. Симпатичные домики так и тянут пожить здесь в уединении: порыбачить, походить по горам, обследовать окрестности на каяках и заснять природные жемчужины на камеру. Надо сказать, туризму в этих краях всего полтора десятка лет — с момента появления дорог, тоннелей и виадуков, соединивших между собой жемчужины норвежского Заполярья. К счастью, дороги есть далеко не везде и в самые уединенные и живописные уголки страны можно добраться только водой.

Влекут же путешественников и яхтсменов в эти края те самые жемчужины, ради знакомства с которыми, по моему мнению, можно смириться с некоторыми неудобствами. Каждая пройденная миля с первых часов кружит голову даже искушенному путешественнику. Ярким днем и светлой ночью, в любую погоду, постоянно отвлекаясь от сна, еды и капитанских обязанностей, я при первой возможности хватался за камеру. И не только я — не припомню такого количества постов в соцсетях во время наших других экспедиций. Для профессионального же фотографа это уникальная творческая мастерская. За считаные минуты можно сделать три десятка цифровых шедевров: небо, облака, сползающий с утесов туман — невероятная палитра цветов, оттенков и постоянно меняющихся форм. Снимки здесь получаются как будто сами собой: невероятная фактура и современная техника делают все за нас.

Норвегию называют страной троллей, что на первый взгляд кажется данью традициям или элементом туристического маркетинга. К концу 400-мильного путешествия по фьордам тролли мне уже мерещились везде — бесформенное нагромождение гранита спустя время гарантированно приобретает вполне конкретные образы сказочных великанов. В знаменитом Тролль-фьорде, где, как говорят, сокрыто сердце Северной Норвегии, таких образов наберется с десяток.

Часть 3. Что такое хю-ге-ле?

Через несколько дней ты впадаешь в состояние умиротворенности и единения с окружающим миром, которое эстетствующие граждане именуют «дзен». Норвежцы же облекли свои эмоции в певучее и более привычное русскому уху «хюгеле». Дабы ощущения были полными, в местах, наиболее соответствующих этому состоянию, они установили на берегу одиночные кресла. Случится побывать в Северной Норвегии – просто присядьте в такое кресло или на камушек и произнесите это слово вслух. Растягиваешь звуки — «хю-ге-ле» — и впадаешь в медитативное состояние. Кстати, в течение трех веков языком общения русских и норвежских моряков и торговцев был руссенорск, вполне официальный язык, смешавший пополам лексику обоих народов, используемый и поныне на Шпицбергене. Может, в этом дело? В общем, мне это слово пришлось по душе. И сами норвежцы — тоже!

Поход на яхте в этих краях временами выглядит как речной круиз — из одного фьорда ты попадаешь в другой, а потом в третий. Самыми часто встречающимися арт-объектами на маршруте будут виадуки, связавшие в единую сеть отдаленные уголки Северной Норвегии. К концу каждого дня мы выбирали для стоянок самые пасторальные уголки — это могла быть небольшая деревушка с парой гостевых понтонов или якорная стоянка в глубине фьорда, среди снежных скал и зеленых лужаек. В большинстве мест ты ощущаешь себя на краю мира, а где-то даже и первопроходцем, что не удивляет: средняя плотность населения в Норвегии — 13 человек на 1 км². Представьте, на огромной для Европы территории, около 2000 км с запада на северо-восток, проживает чуть более 5 млн человек. Причем значительная часть страны находится за полярным кругом, где плотность населения куда как меньше, — это ли не край Земли?

Людей мало, еще меньше яхтсменов — за первые три дня мы лишь однажды встретили в море яхту, да и та была с русским экипажем. Световой день выбор места ночевки никак не ограничивал — солнце не заходит, и ты можешь выбрать себе экстерьер якорной стоянки с придирчивостью покупателя в магазине.

Если выбор падал на «цивилизацию», то стоянку оплачивали по местному тарифу от €5 до €50 в зависимости от места. Оплата либо через специальное приложение, либо наличными — в небольшой ящичек, оставленный на причале. Судя по количеству брошенных в ящик конвертов, совесть здесь лучший контролер! В стоимость стоянки входит электричество и вода. Вода, кстати, важный фактор, влияющий на график похода: восемь членов экипажа, нипочем не желающих чесаться в неприличных местах, довольно быстро расходуют пресную воду.

Часть 4. Жаркие объятья Заполярья

О чем еще должна болеть голова у капитана? Верно, о погоде! Вспомнить о ней — самое время. Та часть Норвегии, где мы путешествовали, находится в нескольких сотнях километров за полярным кругом, примерно на широте Оймякона, где зимой нормальной считается температура воздуха –40 °С. Здесь же властвует теплый Гольфстрим, без которого не только Норвегия, но и вообще Европа превратилась бы в лесотундру. Скажем, на Лофотенах средняя температура воздуха даже зимой чуть выше ноля, средняя же температура здесь летом +12 °С. Вода даже в жару прохладная. Мы, разумеется, купались, но в самом конце фьорда, где вода прогрелась до +14-16 °С. Когда погода налаживалась, было довольно жарко даже по нашим московским меркам — +26–28 °С. Ветра в этих широтах немного, что делает яхтенное путешествие в Северной Норвегии более комфортным — не выдувает из тебя последние калории и не болтает на волне до тошноты. К сожалению, парус был у нас скорее элементом декора — ставили мы его всего пару-тройку раз. Но зато здесь есть нечто, чего нет в так нами обласканной Средиземке! Так что смиритесь, фанаты паруса, как сделал это я, — это будет дизель-поход.

Погода здесь переменчива — хотя портится быстро, но и реабилитируется скоро. К дождю, туману и холоду надо попросту быть готовым как морально, так и технически — качаешь прогноз, но и штормовку далеко не убираешь. Как говорится, нет плохой погоды, есть плохая одежда. Если утром второго дня мы охотились за китами в полной экипировке, включая спасжилеты, теплые вязаные колпачки и перчатки, то к вечеру уже вылупились из непродуванцев и ходили в шортах и майках. Это Норвегия, детка!

Приливы-отливы — еще один из факторов, влияющих на маршрут и график. Если не вдаваться в подробности, огромные массы воды, приводимые в движение влиянием солнца и луны, перемещаются сначала в одну сторону, а затем в другую, и так каждые шесть часов четыре раза в сутки. Если в открытом море это влияние по большей части не слишком заметно, то в узких фьордах течение временами напоминает реку с водоворотами, а преодолеть встречное течение в семь узлов (13 км/ч) яхте не под силу. Впрочем, это вовсе не проблема, если заранее рассчитать цикл — подгадал и летишь в попутном течении белым лебедем узлов эдак десять. Разница между высокой и низкой водой во время прилива-отлива может достигать 3 м, так что при выборе места якорной стоянки приходится прикидывать, останется ли под нашим килем во время отлива хотя бы семь футов — сюрпризы команде ни к чему. В целом навигация в этих краях не слишком простая: узкие фарватеры, много подводных камней. Иногда настолько много, что, открыв лоцию, возникает желание тут же ее и захлопнуть! Но это, разумеется, шутка — разумная осторожность и опыт сделают поход приключением с большой буквы.

Часть 5. Приключения — это отсутствие планирования

Карел Чапек писал о Норвегии, что «природа здесь не дарит человеку ничего, кроме камней, на которых можно сушить рыбу». Про камни я бы поспорил, поскольку она подарила с камнями еще много чего, сделав Норвегию крупнейшим производителем нефти, газа, алюминия, магния и титана в Европе, а ее граждан — обладателями одного из самых высоких уровней жизни в мире. На фоне общеевропейских проблем Норвегия — оазис благополучия!

Теперь о рыбе: это еще одно богатство страны, имеющее не меньшее значение, чем нефть и газ. Подтверждаю: рыбы здесь не много, а неприлично много, ловится она быстро и в любую погоду. Не обладая рыбацкими навыками. можно наловить трески весом 2–3 кг в считаные минуты. Если прислушаться к советам местных жителей, которые охотно делятся полезной информацией, то можно гарантировать вполне трофейные экземпляры. Наш зафиксированный результат: треска 16 кг и дикий лосось 9 кг. Еще говорят, что здесь хорошо ловится трофейный палтус. С ним мы познакомимся в следующем году — я уже запланировал место нашей встречи. Не обмани же моих ожиданий, дружок!

Киты, в отличие от нас, совершенно точно знали, где какая рыба есть. Они охотились за рыбой, мы — за китами. Однако нашу встречу обе стороны представляли по-разному: мы надеялись, что властелины морей будут няшно плескаться в непосредственной близости от нашего борта, терпеливо подставляя бока под объективы камер, обдавая нас симпатичными фонтанчиками. А киты же представляли себе наше знакомство… примерно как Сальвадор Дали, когда он встречался с Арамом Хачатуряном, — рассмотреть хвост на горизонте удалось в объективе 70–200 мм.

Если киты предпочитают к столу селедку, то нас вполне устраивала крупная треска и лосось любого размера. Упомянутые деликатесы с камбуза попадали на стол в кают-компании во всех возможных вариантах: в ухе, в томатном супе, в кляре. Особенно успешно рыба улетала сырой в быстром маринаде с белым вином. В результате привычные продукты, привезенные еще из Москвы, покидали кладовку крайне медленно, а добрая половина так и осталась неиспользованной. Тем не менее супермаркеты мы при оказии посещали регулярно, пополняя судовые запасы свежей выпечкой, овощами, фруктами и вином. Там же покупали ту самую сушеную треску, которую упоминал Карел Чапек, — ее по-прежнему сушат традиционным способом, используя как основу для приготовления различных блюд. С пивом… не впечатляет. Если цены на продукты в магазинах несколько выше среднеевропейских, то алкоголь очень дорог и продается только в «монопольках». Например, за литровую бутылку аквавита (местная водка, пересекшая экватор в дубовых бочках из-под хереса) придется выложить около €43. Для сравнения: банка пива в супермаркете стоит €5, разливное в баре €10, тарелка супа €10, второе блюдо €15-20 (в пересчете с NOK — норвежской кроны).

Для любителей истории вообще и военной истории в частности Северная Норвегия — это Клондайк. Практически в любом городке есть какой-то музей: морской, корабельный, посвященный троллям или викингам. Военные музеи стоят особняком — во время Второй мировой войны все северное побережье было превращено германской армией в обширный укрепрайон, и неудивительно, что огромная масса уникальных артефактов стала потом экспонатами. Также очень многое, представляющее интерес, — орудия, бетонные форты, подземелья, — не обретя музейной ценности, при этом не привлекло внимание вандалов. Давно покинутые людьми, эти места стали настоящими заповедники войны. Если взять только регион Тромсё, то я насчитал 19 артиллерийских батарей (примерно 150 стволов калибра 100–406 мм), которые его прикрывали с моря от возможного нападения британского или советского флота.

Парочку таких объектов мы «открыли» на обратном пути, использовав старую карту. Один оказался действующей частью НАТО с четырьмя орудиями, установленными еще немцами в 1943 году. Калибр 40,6 см — монстр! Размеры орудия и башни не удивляют — потрясают! Нам удалось законно проникнуть на территорию части и запечатлеть на камеру сей инженерный феномен. Строили батарею Тронденес советские военнопленные, и меня тронуло, что норвежцы помнят, кто освобождал страну от нацизма, и очень уважительно относятся к понесенным нашей страной жертвам. Видно, что за памятником, установленным на месте концлагеря, ухаживают.

Вторая батарея на мысе Скросвик оказалась в полном смысле призраком — я ее обнаружил, включив, как обычно, сыщика. Местечко заповедное даже по норвежским меркам: четыре орудия калибра 15 см по-прежнему устремлены в море, подземелья открыты для любителей острых ощущений, а зенитное орудие, прикрывавшее батарею с воздуха, восемь десятилетий спустя вращается на опоре без особых усилий. Мрачная погода только усилила воображение. Вот за что я люблю свои приключения, так это за такие неожиданные подарки, вполне совпадающие с философией Амундсена, утверждавшего, что «приключения — это отсутствие планирования».

Вспоминая в деталях наш поход по норвежскому Заполярью, должен признать, что он был богат на впечатления, открытия, приключения и встречи с интересными людьми — поход действительно стал для нас главным приключением лета!

Обычно итоги подводятся в финале, когда все, переполненные впечатлениями, при обмене контактами начинают строить общие планы на будущий год, как в конце смены в пионерском лагере. У нас впечатлений накопилось столько, что с Филом мы сразу обсудили даты и маршрут нашего следующего похода — Норвегия-2019. Так что это не финал, а только начало.

P.S: В Норвегии есть что посмотреть, чем восхититься, но хотел бы вот еще что отметить — мне понравились люди, населяющие этот край. Я не заметил в них скандинавской суровости. Они хотя немного странные и скуповаты на эмоции, но открыты, миролюбивы, добры и несдержанны в своем желании помочь словом и делом. Чего и нам всем желаю.

Послесловие
Дорогие друзья — читатели этого журнала, к вам обращается редакция журнала Istra-Boats :) Это еще не всё. Алексей Никулин обязательно побалует нас вновь своими впечатлениями и воспоминаниями (достигнута соответствующая договорённость). А пока вы находитесь под впечатлением от прочитанного, настоятельно рекомендую вам посмотреть видеорепортаж о Норвегии. Фильм делали всерьёз. Отсняли гигабайты видео, тщательно отбирали и сортировали материал, писали сценарий и, наконец, всё старательно и профессионально смонтировали. Сделали с огромной любовью к приключениям, путешествиям и к Вам, уважаемые зрители. А любовь всё превозмогает...

В стране троллей и фьордов


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.